Смерть краснорубашечника логична

Мне нравится знать, понимать и применять знание о том, что очень часто создатели истории интуитивно располагают ее слагаемые так, что впоследствии их действительно можно логично обосновать. Как в сценарии Кристофера и Джоантана Ноланов к «Интерстеллар», когда они интуитивно, считая верным в сценарии, указали, что на планете Миллер временной промежуток между волнами — около часа в системе СИ. И впоследствии, когда Нолан консультировался с физиком, на основе чьих работ создавался сценарий, они пришли к открытию, что если искать причину, по которой планета без спутников имеет настолько большие волны, при глубине в некоторых местах не более 60-70 см (а по расчетам вышло вот так: планета, находясь у гаргантюа черной дыры, двигаясь по собственной орбите, но испытывающая на себе гравитацию той самой черной дыры, будет как бы «раскачиваться» на своей орбите, с достаточной силой, чтобы не потерять собственную гравитацию, и создавать на своей поверхности волны именно такой высоты), то и период появления этих волн будет действительно равен часу. Т.е. интуитивно, полагая, что такой временной отрезок будет хорошо смотреться в сюжете и даст нужный толчок для продолжения оного, братья Ноланы создали то, что действительно можно логично обосновать так, будто они сначала проводили все эти расчеты и лишь на их основе придумали Миллер на гаргантюа с ее километровыми волнами с периодичностью в час.

Это было вступление, а теперь о предмете поста. Всем (многим) любителям кино известен своеобразный кинотермин «краснорубашечники». Знакомы ли люди со Стар Треком, откуда пошел термин, или нет, но известен и понятен он многим. Так уж сложилось, что в процессе съемок оригинального сериала повально в кадре появлялись, чтобы умирать, персонажи, одетые именно в красную униформу. И казалось бы ну есть этот факт и есть. В самом фендоме смирились, об этом многие шутят и воспринимается это как аксиома, а не теория. Но вот в чем прелесть этого феномена, по сути созданного искусственно на студии, где проходили съемки, и теперь превратившегося в киношное правило красной рубашки: оно может быть логически обоснованным.

Ну т.е. известно, что продюсеры проводили исследования, выяснили, что зрителю интереснее наблюдать за приключениями с долей риска, решили, что надо «подливать масла в огонь»с помощью смертей героев, но не главных, разумеется. И так как большинство главных героев носили цвета формы золотые (желтые), либо синие, чтобы зритель случайно в заварухе не попутал своего любимого героя с тем, кому суждено появиться и умереть, готовящихся к смерти не одевали в эти цвета практически никогда. И вот по экрану вечно бегала массовка из кучи красных человечков, которые с разной периодичностью умирают. Но если взглянуть на происходящее изнутри мира Стар Трека, то оно очень даже логично. И знаете почему?

Нет, красный цвет не приносит несчастья. Китайцы вообще верят, что все очень даже наоборот. Дело в количестве этих самых краснорубашечников. Их ведь гораздо больше других. И я сейчас не о массовке на экране, а о внутрифильмовом мире. Кто такие золотые рубашки? Командующий состав. Это управление корабля от капитана всевозможных навигаторов, пилотов и прочих управленцев кораблем. Кто такие синие рубашки? Science squad. Тут разгуляться, конечно, есть где. В синих рубашках ходят как врачи (медики и ученые), так и специалисты по компутерам, химики из лаборатории, астрофизики и, наконец, специалисты (доктора) по вооружению. Кто такие красные рубашки? Если коротко — все остальные. Реально. Начиная от инженеров, связистов, оперативников, заканчивая, я уверена, клининг-мастерами, слесарями, поварами и посыльными.

А теперь возьмем для примера экипаж ЮСС Энтерпрайз 1710. Численность экипажа 430 человек.
Можно сравнить с экипажем нынешнего американского авианосца Нимиц, взяв за командующий/ученый состав Энтерпрайз офицеров авианосца, а обслуживающий корабль и обеспецивающий его безопасность состав за прочих.
Экипаж Нимица — 6 000 человек (вместе с сотавом авиакрыла).
Непосредственно экипаж 3200 человек, в том числе 200 офицеров.
Численность ЛС авиакрыла — 2500 человек, в том числе 300 офицеров.
Численность походного штаба — 70 человек, в том числе 25 офицеров.

Т.е. на 6 тысяч человек около пятисот офицеров (проводя аналогию с Энтерпрайз, выходит, что на 420 человек будет около 35 человек командующего и мед-научного состава, но это как-то совсем маловато). Вообще пример, конечно, неудачный, но я так и не нашла хоть какой-то информации о кораблях любой ВМС, где было бы конкретно указано: сколько офицеров в командующем составе, сколько медиков, младшего состава, сколько не участвующих в боевых действиях (кухонные работники, работники обеспечивающие нормальную функциональность корабля, военный оркестр и прочие). Еще я находила действующий устав ВМС РФ, где было написано о личном составе корабля в принципе: от командира до военного оркестра. Но не указывалась численность. Но не думаю, что это помогло бы, т.к. по логике этого документа. если переводить офицеров корабля в цвет формы СТ, даже у главы инженерного отделения будет золотая форменка, т.к. он прежде всего командир. В СТ же такие люди как Скотти носят цвет именно своего подразделения. Наверное, в некоторой степени это упущение, ведь главу каждого отделения можно вычислить только по званию — кто старше (и то, думаю, далеко не всегда).

И раз уж провести аналогию по количеству с современными кораблями нельзя в силу разных причин, позволю себе вольность и простую логику. Скажем, что кроме капитана и пилота с навигатором за панелью перед ним носят золотой еще около 20-30 человек: пара пилотов и навигаторов других смен (мы же тут не роботы работать без сна и отдыха), и те офицеры, что сидят так же на мостике, но за панелями ниже и по бокам, так же отвечающие скорее всего за навигацию, полет и, по всей видимости, за приказы и тактику в процессе боя. Медицинский состав в силу технологий будет небольшим. Скорее всего тоже не больше 10-20 человек: общий профиль, хирурги, младший медперсонал и т.д. И тоже посменно. Дополнительно к ним можно накинуть не больше 10 человек всяких микробиологов, лаборантов, вирусологов и прочих. И, возможно столько же или чуть больше других ученых вроде Спока — отвечающих не за технику, а ее «мозги», программистов, аналитиков, физиков и докторов разных наук. Думаю, количество этих людей будет варьироваться в зависимости от миссии корабля: исследовательская или миротворческая, как послы или первооткрыватели они полетят в какие-то неизведанные дали. Но опять же, если вспомнить, антрополог в ТОСе носила красную форму, т.е. не все ученые на корабле будут в синей форме. Итого в среднем 60-100 человек в золотом и синем. И около трехсот +/- тех, кто является «плоть от плоти» корабля: начиная от тех, кто сидит на мостике (из там с десяток от связистов, до каких-то инженеров и офицеров безопасности, отвечающих как за охрану, так и за ведение боя) и заканчивая полевым десантом, инженерами разных мастей, обходчиками, наладчиками, слесарями, некоторыми учеными и, наверняка. военным оркестром.

Из этого всего можно смело вывести итог, что количество «краснорубашечников» на кораблях всегда будет в несколько раз больше, чем других офицеров. И не важно, где эти офицеры примут бой: на корабле или в полевых условиях. Людей в красной форме будет процентарно больше, а соответственно и умрет их больше. Командование, медики и ученые сидят либо на мостике, либо на специально отведенных палубах в «сердце» корабля (в зависимости от строения, конечно, но обычно по схемам выходит, что эти палубы где-то в середине). Корабли принимают удар не на мостик и уж явно до середины еще надо добраться. Ну а по бокам, на гандолах и у двигателя как раз чаще трудятся сплошь офицеры в красном. И если в ходе боя кому-то суждено умереть, то, по всей видимости, вполне закономерно это окажутся люди в красном. В полевых условиях все точно так же: десант сопровождают боевые офицеры и охрана, и само собой разумеется, что именно они примут на себя первый удар в случае нападения. И если кого-то убьют, опят же это будут те, кто носит красную форму. Т.е. это не только кино-мем родившийся 50 лет назад, но и вполне логичная условность. Если мы возьмем десять человек с корабля в пропорциях к составу по цвету, то получится, что один будет в желтом, двое в синем и остальные в красном. Возьмем и убьем их всех, сколько окажется у нас трупов по цветам? Да, все так же: один в желтом, два в синем и целых семь человек в красном. И в этом будет виновато не правило «краснорубашечников», а простая математика.

Довольно занимательно, что чисто творческое решение задачи оказалось логичным не только со стороны кинопроизводства, но и вполне логично существует внутри вселенной.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s